Лодки из деревни Палуга


Мы на лодочке катались. Фото из семейного архива Ирины Ивановны Михеевой

Эти лодки сшил мой папа — Радюшин Иван Михайлович (1930-2019 г.г.). Он — уроженец деревни Палуги Лешуконского района Архангельской области. Папа рано остался без отца, поэтому в жизни до всего приходилось доходить самому. Папа работал в строительной бригаде Палужского отделения, поэтому почти все в деревне построено его руками. Он сам построил себе дом и дом своему старшему сыну. Свободного времени было немного, но папа и мебель красивую делал, и корзины плел, и грабли, лопаты мастерил, и валенки катал, и сани делал, и лодки «шил». Он сшил много лодок на заказ в свою и соседние деревни. Сшил около 15 лодок, одну лодку -камбалу и 2 лодки- перевозни. Лодки на заказ приходилось шить вечерами в зимнее время после работы. На «повети» постоянно была рабочая обстановка.


В гости к родственникам. Фото из семейного архива Ирины Ивановны Михеевой

60-90-е годы лодка была основным транспортным средством. На ней ездили по делам до райцентра. На лодке с мотором ездила и моя мама, т.к. папа днем был на работе. С мамой мы ездили на другой берег за травой для коровы, за брусникой, за красной и черной смородиной, ездили «неводить» (ловить рыбу неводом). Взрослые разрешали своим детям кататься на лодке с веслами и переезжать за реку на песчаный пляж, чтоб там купаться и загорать. А еще мальчишки любили нырять с лодки. Нравились всем поездки в гости к родственникам в соседний Мезенский район.

Текст Ирины Ивановны Михеевой

Лодка из д. Целегора. Фото Ирины Ивановны Михеевой
Лодки на р. Мезень. Фото Ирины Ивановны Михеевой

Удорские лодочники

09.07.2019 Журнал Регион

Альберт Логинов смастерил около 50 лодок разного типа
Альберт Логинов смастерил около 50 лодок разного типа
зырянка мезенка

На перекатах Мезени и Вашки заводские посудины не годятся

Руководитель общины коренного народа «Удорачи» Альберт Логинов, один из самых известных на Удоре лодочников, говорит, что в каждом населенном пункте района есть несколько человек, которые делают лодки для себя и на заказ. Причем у каждого умельца особенный «почерк».

Без счета

В Удорском районе лодки, в основном, изготавливают по вымскому типу. В соседнем с Удорским Лешуконском районе в Архангельской области такие лодки называют «зырянками», а в Коми – «мезенками». Только они и годятся в здешних местах, поскольку заводские лодки не приспособлены для передвижения по Мезени и Вашке, на которых часто встречаются мелководные участки и перекаты с каменистым дном.
Первую «мезенку» Альберту Васильевичу соорудил односельчанин Леонид Иванович Логинов, у которого он и подсмотрел секреты изготовления вымских лодок. Следующую «мезенку» собирал уже сам, и с тех пор смастерил около 50 лодок разного типа. Говорит, что точного подсчета не вел. У оленеводов есть примета: начнешь считать своих оленей – бог прогневается, и стадо переведется. Так и Альберт Васильевич опасается гнева всевышнего. Его лодки расходятся не только среди односельчан, ими владеют жители Кослана, Усогорска, несколько посудин уплыло в Лешуконский район Архангельской области. Для своего пользования изготовил лодок шесть.

– Заказчики разные бывают. Иные настолько настойчивы, что приходится уступать свою лодку. Так что точного счета не знаю, – пожимает плечами Альберт Васильевич.

Альберт Логинов за работой
Альберт Логинов за работой

Елки – не палки

По словам мастера, самое сложное в процессе сооружения лодки – это поиск и подготовка материала. Для «мезенок» используют еловую древесину. Сначала необходимо выбрать подходящие деревья – они должны быть прямые, ствол высотой не менее восьми метров, без крупных сучьев. На одну лодку требуется три-четыре ели диаметром 28 – 32 см. Причем одна из них на доски, а две – на кокору (так называют нижнюю часть ствола хвойного дерева, выкопанную из земли вместе с крупным корнем под углом к стволу). Кокоры идут на изготовление кормы и носовой части лодки. Еще штук 10 елочек необходимо подобрать на шпангоуты (по-коми мегыр).

– Лесничий говорит: «Бери материал для лодки на делянке, где заготавливают дрова». Но нужной древесины там просто не найдешь! Волей-неволей приходится искать какие-то обходные пути, – сетует Альберт Васильевич.

Из отобранных еловых бревен выпиливают 6-9 досок длиной 8,5 метров и толщиной 1,7 – 2 см. Обычно мастера заказывают распил бревен на ближайшей пилораме. Доски затем просушивают, снова вымачивают и еще раз просушивают. К сборке лодки приступают по весне, когда на улице устанавливается комфортная для мастера теплая погода. Как правило, для сборки лодок не надо специальных помещений, и мастера комплектуют лодки прямо под окнами своих домов.

Тристан Хамел (Франция) и Владимир Емушев
Тристан Хамел (Франция) и Владимир Емушев

Вашкинская серия

Мастер-лодочник из села Ертом Владимир Николаевич Емушев свои лодки узнает по транцу (транец – особый, плоский срез кормы лодки). Мастерить лодки, в отличие от Альберта Васильевича, он начал уже в зрелом возрасте, в 40 лет, когда перепробовал все возможные варианты трудоустройства, но все равно оказался безработным. Сначала ликвидировали Госпромхоз «Удорский», где он работал трактористом, затем закрылся и лесхоз, в котором Владимир Николаевич освоил практически все специальности: и лес валил да возил, и доски пилил на пилораме. Азы «кораблестроения» постигал с помощью своего дяди Николая Степановича Максимова. Первую лодку сделал для себя и не собирался работать на заказы, но под давлением родственников, увещевавших его на все лады, изготовил-таки еще две лодки. И понеслось!

За прошедшие с тех пор 14 лет укомплектовал более 40 лодок. Собирает он лодки с использованием жестяных листов, и если у Альберта Васильевича на одну лодку уходит до 9 досок, то у Владимира Николаевича – три (одно – на дно, и две – на борта). И шпангоутов на посудинах Емушева раза в два меньше, чем у Логинова. Жестяные листы покупает в Сыктывкаре, везет на нескольких автомобилях, скооперировавшись со своими знакомыми. Лодку собирает дня за четые, иногда за пять. За сезон успевает смастерить по пять посудин. На следующий год уже три лодки заказали. В среднем, при должном уходе, его лодки служат по 10 лет. Впрочем, «мезенки» примерно столько же.

Ертомский мастер Емушев мастерит лодки по-вашкински. Вашкинские посудины короче в длину, корма и носовая часть тоже отличаются от «мезенок». В Ертоме, кроме него, этим ремеслом занимается еще один мастер – Николай Тимофеевич Захаров.

Посмотреть на работу Емушева в 2012 году приезжала группа иностранцев из Финляндии, Канады, Франции. Заместитель председателя финского студенческого движения «Друзья родственных народов», ныне сотрудник Хельсинкского архива Нико Партанен заснял весь процесс изготовления лодки. Жаль, что передал мастеру только несколько снимков. Не лишним было бы иметь при себе и показывать всем желающим заснятое Нико видео в качестве учебного фильма по изготовлению деревянных лодок. Хочешь-не хочешь, а серийное производство «выдавливает» с рынка мастеров, работающих вручную, и секреты старинного ремесла могут быть утрачены для будущих поколений.

И все же у нынешних умельцев есть последователи. По словам Альберта Васильевича, только в Большой Пыссе он обучил ремеслу еще троих односельчан, и все они с его легкой руки теперь мастерят лодки. Так что будем надеяться, что удорскому «флоту» быть!

Ольга САЖИНА

Фото Нико Партанена (Финляндия) и из архива Фонда «Серебряная тайга»

Материал прислала Людмила Муравьева

Соломбала — «корабельная сторона» Архангельска

«Катера и Яхты» №13, 1968 г. Автор не указан. Источник: Старый Архангельск. Официальная группа сайта в контакте

Суда, построенные на Соломбальской судоверфи. фото В.Гайкин 01.06.84 РИА Новости
Суда, построенные на Соломбальской судоверфи. фото В.Гайкин 01.06.84 РИА Новости

Первое, что бросается в глаза приехавшему в Архангельск — это обилие древесины. По Двине буксиры тянут к морю бесконечные гонки плотов, на берегах высятся штабеля бревен и досок. Из дерева сделаны тротуары на улицах, массивный парапет с точеными стойками на набережной, большинство домов. Не удивительно, что и лодки у городских причалов — деревянные. А лодок здесь тысячи! Да и как обойтись без лодки, если Двина разлилась здесь на многие километры, разделив своей разветвленной дельтой сотни островов. Те, кто живет на островах, в деревнях и поселках вокруг города, привезти сено, заготовить дрова, съездить в город в гости или за покупками могут только на лодке. Горожане же в выходные дни устремляются на лодках на рыбалку в богатые рыбой протоки, на пляжи и просто попутешествовать по дельте.

Суровы и своеобразны местные условия. Всего три месяца длится лодочный сезон — в мае и сентябре редко бывает теплее 6°. Да и в июле погода не балует архангельцев — часто начинает дуть холодный ветер, небо затягивает тучами, Двина покрывается белыми барашками волн. Не на всякой лодке выйдешь в такую погоду!

У архангельских причалов не увидишь «казанок» или подобных открытых лодок — ходить на них здесь практически невозможно. Почти все любители пользуются мореходными деревянными лодками, обязательно с каютой и легким двигателем мощностью 3—12 л. с. Длина лодок 6— 8 м, ширина 1,5—2 м. Корпуса строят с обшивкой из досок, чаще всего «кромка на кромку», на гнутых шпангоутах. Чаще встречается корма вельботного типа с подзором для гребного винта, но есть много лодок и с транцевой кормой.

Рубки на всех лодках невысокие — в них можно только сидеть, однако это оправдано: вряд ли лодка с большой парусностью смогла бы идти против сильного ветра при маломощном моторе. В каютах на многих лодках можно увидеть маленькие печурки и запас чурок — Север!

Архангельск, особенно его «корабельная сторона» — Соломбала, издавна славится мастерами деревянного судостроения. Каждый из них построил за свою жизнь не один десяток лодок. Местные жители часто обращаются за советом к Э. Г. Гувелякину, М. С. Куроптеву и другим, берут лекала понравившихся образцов. Наиболее популярные лодки строят без чертежей, обшивая досками несколько поперечных шаблонов-лекал, заимствованных у других любителей. И надо сказать, что лодки получаются отличные, на них спокойно можно выходить и в Белое море.

Сейчас, когда лодки используются главным образом для отдыха, начинают задумываться об улучшении их комфортабельности и внешнего вида, повышении скорости хода и безопасности. Многие уже не хотят строить судно по шаблону, в чем можно убедиться, обойдя архангельские лодочные стоянки.

Река Соломбалка. Открытка 1989 года

Самая большая стоянка — общества рыболовов и охотников — расположена на одном из протоков Двины — Кузнечихе. Здесь сосредоточено около тысячи судов. Берег очень крутой, поэтому все лодки стоят у плавучих бонов, а на зиму владельцы вынуждены развозить их по домам. Внешне стоянка привлекает строгим порядком, хорошей организацией охраны. Остается только сожалеть, что здесь полностью отсутствуют условия для текущего ремонта лодок, переборки моторов, не предусмотрен штат слесарей-механиков и шлюпочников. Среди сотен судов разных размерений, построенных по образцу старинных поморских карбасов, выделяется несколько катеров с современными обводами и экстерьером. Два из них построены братьями Виктором и Алексеем Веселковыми. Один катер — остроскулый с обшивкой из фанеры, второй — с округлыми обводами, с обшивкой, набранной из тонких (17 мм) реек. Алексей Дмитриевич считает, что в условиях самостоятельной постройки гораздо проще делать обшивку из реек, чем традиционную, из досок внакрой. Да и качество получается выше — легче подобрать материал без сучков и других пороков. Здесь тоже можно обшить лекала рейками, а затем к обшивке крепить гнутые (в распаренном состоянии) дубовые шпангоуты. Катер Алексея Дмитриевича — остойчивый, мореходный. При длине 6,20 м он имеет ширину 1,70 м и высоту борта 0,90 м. Комфортабельная каюта, надежный двигатель от «Москвича-408» — словом, от архангельской лодки осталась только неизменная печка. Оба брата — постоянные читатели «Катеров и яхт». Виктор Дмитриевич один из первых в Архангельске построил пластмассовую «Альгу», а сейчас хочет испытать на Двинской волне «морские сани».

Появились в городе и первые водометные катера с движителем, чертежи которого были опубликованы во втором выпуске сборника. Возможно, что они найдут здесь широкое применение, так как многие интересные для туризма и рыбной ловли протоки мелководны. Кроме того, водометы удобны для акваторий с постоянными колебаниями уровня воды вследствие приливов и отливов. Поставив в Соломбалке на стоянку катер, во время отлива его можно найти на грунте. Обычное устройство гребного вала с кронштейном здесь уже не годится. Большинство любителей выводят вал через ахтерштевень и защищают гребной винт прочной пяткой, на которую опирается также и руль.

В Архангельске есть еще несколько стоянок (завода «Красная кузница», «ДОСААФ» и др.) но, пожалуй, самая колоритная из них — на Соломбалке. Узкая илистая речушка, перерезавшая пополам Соломбалу, на полтора километра сплошь заставлена лодками. Они не нуждаются в охране — окна домов их владельцев чаще всего выходят на реку. В будние дни на берегах Соломбалки постоянно собирается народ: обсуждают достоинства и недостатки лодок и моторов, планы на выходной день. Осенью, когда приходит пора закрывать сезон, соседи объединенными усилиями вытаскивают лодки из реки и развозят их по дворам.

Рабочий стоит около деревянной лодки в цехе Соломбальской судоверфи. фото В.Гайкин 01.06.84 РИА Новости

Здесь же в Соломбале расположена Соломбальская судоверфь, снабжающая северных рыбаков деревянными судовыми спасательными и рабочими шлюпками, моторными промысловыми ботами-дори. Верфь основана около 60 лет назад, располагает высококвалифицированными кадрами. Раньше здесь строили сравнительно крупные зверобойные шхуны и рыболовные суда. В последние годы дерево в мелком судостроении все больше заменяется металлами и стеклопластиком. И на верфи планируют оборудовать цех для постройки пластмассовых судов. Пока же администрация озабочена загрузкой предприятия на ближайшие годы.

— «Начали мы было производство моторных лодок для продажи населению, — рассказывает начальник технического отдела верфи В. Я. Бредис, — лодки архангельского типа, с каютой и двигателем «СМ-557Л». Но в самом Архангельске они сбыта не нашли из-за высокой для этих мест цены (925 руб. с двигателем). Пришлось отправлять лодки в другие города, где они были быстро раскуплены, но верфь потерпела убытки на транспортировке. Сейчас мы их строим в небольшом количестве по заказам организаций».

Осматриваем готовую лодку, которая построена в духе лучших традиций местного судостроения. Длина лодки 6,22 м, ширина 1,65 м, высота борта на миделе 0,60 м. Обшивка из сосновых досок выполнена внакрой на гнутых дубовых шпангоутах, рубка из бакелизированной фанеры, в каюте размещены два спальных места, удобный столик. Двигатель установлен в просторном кокпите. Скорость лодки невелика — около 15 км/час, но основные ее достоинства — высокая мореходность и грузоподъемность. Без заметного снижения скорости лодка идет с шестью-восемью пассажирами. Именно о такой лодке мечтают любители в прибалтийских городах и на крупных водохранилищах.

Один из старейших мастеров верфи Михаил Степанович Куроптев показал нам корпус нового катера, еще более мореходного и комфортабельного. Обшивка делается вгладь из реек, обводы отличаются стройностью ватерлиний, изящной седловатостью по планширю и развалом борта в носу. Хотя этот катер также рассчитан на маломощный двигатель, корма его будет транцевой.

Новый катер конструкции М. С. Куроптева обшивается рейками
Новый катер конструкции М. С. Куроптева обшивается рейками

Думается, что при должным образом организованной торговле эта продукция верфи найдет широкий сбыт, тем более, что при крупносерийной постройке цена лодок должна все-таки снизиться.

У нас уже стало традицией, приезжая в город, знакомиться с истоками мелкого судостроения, с лодками, созданными народными умельцами. Представилась такая возможность и на этот раз. В 40 километрах выше Архангельска на Двине расположено небольшое село Кехта. Здесь в 1927 г. была организована судостроительная артель. С ее стапелей сходили моторно-парусные шхуны длиной .до 22 м, десятки добротных карбасов. Около сотни мастеров из окрестных деревень трудились в артели.

Сейчас ничто не напоминает о былой славе села — лет шесть назад артель прекратила свое существование, а искусные судостроители вынуждены были искать работу в других местах. Только несколько человек осталось в Кехте, где они работают столярами и плотниками. Н. И. Вешняков, Е. П. Привалов, Н. А. Буланов рассказали о том, как строились карбасы, показали сохранившиеся лодки.

Обводы фор- и ахтерштевней у карбаса одинаковые. Наибольшее распространение имел карбас-«шестерик» длиной 6,5 м, шириной 1,5 м и высотой борта на миделе 0,6 м. Прямой киль вытесывался из бревна диаметром 120 мм, для штевней подбирались криволинейные корни ели — кокоры, которые соединялись с килем на замке. Обшивка из досок толщиной 20 мм собиралась кромка на кромку. Необходимый обвод по миделю получался за счет раскроя поясьев («набоев») обшивки. Набрав полностью обшивку, стягивали борта «жомами» до требуемой ширины.

Шпангоуты (или «упруги», как их здесь называют) вытесывали из кокор, причем старались подобрать такую кокору, чтобы сделать шпангоут целым от борта до борта. Толщина шпангоута 40—50 мм, высота 80 мм. На «шестерике» стояло семь шпангоутов. На третьем от форштевня шпангоуте закреплена гребная банка, другая банка на втором шпангоуте — съемная, для удобства на рыбном промысле.

Из Архангельска уезжаешь с чувством сожаления, что местные возможности постройки мелких судов из древесины используются далеко не полностью. Есть материалы, есть опытные кадры, необходимо лишь приложить усилия по организации рентабельного производства.

На пути в Ленинград нельзя не остановиться в Череповце. Этот город на Шексне, у ее впадения в Рыбинское водохранилище, буквально получил второе рождение после создания здесь металлургического комбината. За последние годы население города увеличилось более чем в три раза, в основном за счет рабочих комбината и их семей. А какой отдых может быть лучше для металлурга, чем прогулка по реке или рыбная ловля? Постройка лодок стала в городе своеобразной эпидемией. Дело в том, что в магазинах кроме «Казанки» (да и то в недостаточном количестве) ничего не купишь, а «Рыбинка» шутить не любит. Застанет рыбака свежий ветер далеко от дома, разведет волну — владельцу легкой «дюральки» приходится возвращаться домой по суше.

Строят в Череповце лодки и под стационарные, и под подвесные моторы, водоизмещающего и полуглиссирующего типа, с круглоскулыми обводами и транцевой кормой. Основной материал для корпусов — сосновые доски. Шпангоуты делают гнутыми из ели, распиливая вдоль тонкие стволы. В Череповце лето теплее, поэтому каюта уже не является обязательной для каждой лодки, как в Архангельске.

На туристов, приходящих в Череповец на лодках, сильное впечатление производит стоянка общества охотников и рыболовов, на которой сосредоточено две тысячи лодок. Здесь же располагается правление общества, поэтому для обслуживания стоянки не потребовалось создавать специальный штат — наняли только сторожей. Плата за место для членов общества составляет 1,20—1,50 руб. в месяц — сумма небольшая, но при таком количестве лодок стоянка все равно приносит прибыль.

Примечательно, что три года назад услугами стоянки пользовались всего 40 человек, сейчас же здесь невозможно разместить лодки всех желающих. У самой воды расположены стационарная бензоколонка и помещение с верстаками для ремонта моторов. Зимой все лодки хранятся на берегу на территории стоянки.

Как и в других местах, череповецкие судостроители-любители много работают над совершенствованием своих лодок. Интересный катер длиной 5,2 м с двигателем от «Москвича» и водометом построил Ю. Кравец, Г. Виноградов установил на своем катере двигатель «М-21» с угловой колонкой. На «задних дворах» самодеятельных верфей можно увидеть строящиеся катера из стекло- и армоцемента, быстроходные мотолодки.

Собранные в поездке материалы помогут нам лучше удовлетворять запросы людей, отдающих свой досуг увлекательнейшему делу — водному спорту и туризму, проектированию и постройке лодок. Надеемся, что в следующих выпусках сборника появятся статьи авторов из Северного края.

ПРО КАТЕР СОЛОМБАЛКА

Этой статьёй Фёдора Пильникова мы открываем исследование катера «Соломбалка». Глядя на обилие фотографий соломбалок, поступивших к нам на конкурс «Наследие деревянного судостроения Поморья 2020», мы обнаружили целый класс судов, в своё время широко распространённых, известных в народе, но нигде никем не описанных. Наше исследование катера «Соломбалка» должно хотя бы частично заполнить этот пробел в истории судостроения. Катера ветшают и разрушаются. Уходят очевидцы, которые их помнят. И пока есть возможность нужно собрать информацию для будущего. Исследование народное. Приглашаем к участию всех желающих и заинтересованных. Пишите на почту сайта.

Редактор сайта Виталий Дробиленко

Катер Соломбалка. Архангельск, пос. Кемский, ул. Якорная. Фото Фёдор Пильников
Архангельск, пос. Кемский, ул. Якорная. Фото Фёдор Пильников

Только начни вспоминать своё соломбальское детство – обязательно река на память придет. На реке проводили время с утра до вечера, купались, жгли костры, пекли картошку, плавили свинец, ловили рыбу. Лето проходило под плеск волн. И неотъемлемой частью речного пейзажа были медлительные деревянные катерки с невысокой рубкой.

«Бук-бук-бук» — говорили они, ползая по Северной Двине вверх и вниз, от берега к берегу, от острова к острову. Некоторые тянули за собой небольшую лодочку. Удобно, между прочим: приехали вы на острова отдохнуть с семьёй, выгрузились на берег, а с лодочки легкой можно продольничек поставить, или сеточку. Отличались соломбальские катера друг от дружки… да наверное, ничем не отличались, разве что цветом, да формой иллюминаторов. Хотя нет! У некоторых слева от входа в рубку был штурвал; а у иных и штурвала не было: вдоль левого борта лежала длинная тяга – её проталкивали вперед или назад, и катер поворачивал в ту или иную сторону.

катер соломбалка на реке. фото Фёдор Пильников
Фото Фёдор Пильников

Про их тихоходные слабосильные двигатели Л-3 и Л-6 ходили легенды: якобы эти изначально рассчитанные на бензин двигатели могли работать на чем угодно, на керосине, солярке и даже олифе, а когда деревянная посудина со временем начинала гнить и рассыпаться, двигатель просто переустанавливали на новый катер.

Владельцам этих катеров я никогда не завидовал и о катере таком мечтать не хотел. Пока он «добубукает» до места назначения, дюралевая Казанка дважды туда и обратно слетает.

Потом закончилось детство и закончились соломбальские катера. Закончились в прямом смысле – их почти не осталось.

Соломбалка. Середина 60-х. Фото с сайта Старый Архангельск
Соломбалка. Середина 60-х. Фото с сайта Старый Архангельск.

Если вам попадутся в интернете фотографии реки Соломбалки годов так 60-70 х прошлого века, вы будете удивлены количеством этих катеров. В голове возникнет мысль о том, что вряд ли вся эта флотилия была создана любительским, кустарным способом. Скорее всего, это было производство. Где оно располагалось – вопрос. Второе. Катера покупали. То есть, у населения появились деньги на покупку крупной дорогостоящей вещи. Скорее сего, тратили деньги на катер коренные соломбальцы; потому что если ты приехал из деревни в город, окончил техникум, устроился на завод и получил квартиру, то весной ты поедешь к родителям садить картошку, а времени возиться с катером и готовить его к спуску на воду у тебя не будет.

Архангельск, р-н Соломбала, ул. Сибирякова, 9. Фото Евгений Тенетов
Архангельск, р-н Соломбала, ул. Сибирякова, 9. Фото Евгений Тенетов

Знаете, чем на мой взгляд, интересен катер-соломбалка? В отдельно взятое время, в отдельно взятом месте население получило индивидуальное транспортное средство. Это транспортное средство выглядело логичным продолжением ранее существовавших вещей, поэтому было принято с воодушевлением. Оно имело типовую конструкцию, а масштабы производства и цена позволяли удовлетворить спрос. Это транспортное средство – не велосипед, не мотоцикл. Это деревянный моторный катер с каютой. Свой личный частный кораблик.

Автор очерка Фёдор Пильников

Архангельская область, Приморский район, д. Пустошь. Фото Евгений Тенетов

Лодки Соянки

Лодки на реке Сояна Мезенский район Архангельской области
Фото Рычковой Татьяны Евгеньевны

Деревня Сояна Мезенского района расположена на берегу одноимённой реки. «Основана она во второй половине XXVII в…» Исторически Сояна – «глухое лесное село, живущее замкнутой, уединённой жизнью. Близлежащая река для местного населения почти всё: непосредственно на ней промышляют рыбу, по ней ездят на сенокосы, в лес, по ней поднимаются на отдалённые озёра на рыбную ловлю и т.д.». Для передвижения по реке людям требовалось транспортное средство, и они стали изготавливать деревянные лодки. Уже тогда наши предки понимали, что модель лодки должна соответствовать особенностям реки Сояна. Река Сояна узкая, извилистая, порожистая. Чтобы подняться в верховья реки и через узкие протоки добраться до озёр, жителям нужны были длинные, невысокие, узкие и лёгкие лодки. Именно такие лодки стали «шить» и назвали их лодки-соянки. Первые лодки «шили» без транца, потому что, передвигаясь на лодке по реке, люди использовали шест. В 50-е годы XX века появились лодочные моторы, лодка изменилась. Для моторов стали делать транец. По сей день, жители занимаются рыбной ловлей и заготавливают сено по берегам реки. Традиционная технология изготовления лодки-соянки сохранилась, и местные мастера не перевелись, до сих пор их «шьют». «Житель Сояны Василий Михайлович Мелехов слыл мастером по изготовлению лодок, …». Лодейные мастера, как правило, не пользуются ни чертежами, ни планами. В своей работе руководствуются лишь традиционными навыками, которые переняли от старшего поколения. Из беседы с мастером Мелеховым Николаем Ивановичем: «Я и сам не пойму, как это получилось у меня, что я стал мастером. Крапивин Осип Ефимович «шил» лодки, и я наблюдал за его работой. Попробовал, «сшил» одну лодку себе, соседу понравилось. Сделал ему, так молва и пошла. С тех пор шью лодки на заказ». В Сояне проживают несколько мастеров. К их числу относится и Коптяков Юрий Сергеевич. В Сояне по-прежнему высокий спрос на лодки-соянки.
Автор очерка Рычкова Татьяна Евгеньевна

Краткая справка: Колхоз «Сояна» образовался 18 марта 1930 года. До 1959 года колхоз занимался только озерно-речным ловом. Деятельность по лову рыбы сохранялась всё время существования колхоза. Исторические фотографии сделаны председателем колхоза с 1959-1986 г Клеопиным Николаем Николаевичем.